Ну, а что же остается владельцам «неперспективных» кошек и котов? Вероятно, целесообразно было бы прислу­шаться к совету Лиги защиты кошек Великобритании, ко­торый гласит: «Кастрированное животное — лучший друг». Конечно, каждый хозяин любит свою кошку или кота. Однако стоит серьезно подумать, прежде чем допускать их к спариванию. Вы уверены, что их котята найдут себе хозяев? А ведь кошкам, не имеющим ни дома, ни хозяев, имя — легион. Они становятся жертвами жестоких забав подростков, гибнут на дорогах; наконец, эти животные эпи­демиологически небезопасны — многие могут стать распро­странителями опасных заболеваний. Виновники существования массы бездомных котят — во многом как раз «сер­добольные» и безответственные хозяева кошек.

Кстати — о том, как заводят кошек. Большинство же­лающих сделать это направляются, как известно, на Птичий рынок. Там незадачливые «кандидаты в хозяева» пытаются нередко купить «ангорок» или «персов» (подобно наивным собаководам, тщетно надеющимся приобрести на рынке по­родистого, здорового щенка). К сожалению, неверно ори­ентированные покупатели становятся хозяевами обыкновен­ных мурок. Зато нельзя не удивиться буйной фантазии продавцов. Тут и «английская степная» (интересно, откуда в Англии степи?), и«щварцнегер» (вероятно, что-то по-не­мецки добротное), и неизбежный «королевский сиам». Как правило, последнее — это, в сущности, вырожденец — круглая голова, хвост в узелках и изломах… Кроме того нередко встречаются некие «полуперсы» (объявления о про­даже таких котят попадаются даже в весьма солидных изданиях). Смешайте полстакана чая и полстакана кофе. Что получится? Получай или полукофе? Вряд ли кто-нибудь сможет точно определить. А часто ли вам приходилось слышать, например, о полуколли или полусеттере?

Беда еще и в том, что большинство продающихся на рынке животных, в том числе и кошек, заражено блохами, имеют глистов, да в придачу еще целый букет заболеваний.

Так что к услугам Птичьего рынка обращаться, как видите, не стоит. Расскажем теперь подробнее о существу­ющих в нашей стране клубах фелинологов, чтобы любители, желающие серьезно (или но крайней мере разумно) заняться кошками, могли правильно сориентироваться.

главная особенность судейства кошек — анонимность. На клетке ничего не должно быть написано, кроме номера. Все данные — породу, пол, кличку и т.п. — публика узнает из специального каталога. Стюард достает кошку из клетки и ставит ее перед судьей, которому из­вестны только порода, возраст и пол кошки. На наш взгляд, таким образом достигается большая объективность оценок.

Говоря о выставках, нельзя обойти вниманием главную фигуру там — судью. Кто же имеет право оценивать кошек? В СССР — пока никто. Ведь фелинология у нас только развивается, а для того чтобы стать судьей, необходим большой опыт и глубокие знания. На выставке кошка не просто оценивается сама по себе, но сравнивается с другими. Попробуйте, например, из 25 голубых персидских котов выбрать только те пять, которые достойны отличной оценки! Кроме того, необходимо знать около 60 окрасов, их отличия и особенности, шифры и обозначения. Кстати, судьи GCCF специализируются не по породам, а всего лишь по окрасам отдельных пород!

Путь от стюарта (того, кто умеет правильно «показать» кошку) до судьи достаточно сложный и длинный. Чтобы получить статус судьи и быть признанным таковым, нужно сдать кандидатский экзамен. Ученик судьи, успешно сдав­ший экзамен судье международного класса, получает сер­тификат на судейство по определенной породной группе. Но только чтобы получить статус ученика судьи, нужно на десяти международных выставках быть стюардом и еще на десяти отработать в роли ученика судьи. К сожалению, в нашей стране пока никто «нормы» ученика судьи не вы­полнил.

Поэтому большинству наших клубов, в которых ведется серьезная племенная работа, приходится приглашать судей из-за рубежа. Оцененные зарубежными судьями кошки мо­гут стать родителями котят, родословные которых будут признаваться почти всеми клубами. Но принимая решения, хорошо бы не забывать и о том, что дело не в очередном красивом дипломе — ведь это, в конце концов, просто бумажка. Речь тут идет о качестве племенных животных, к тому же продаваемых за достаточно солидные суммы.

В большинстве наших клубов основой поголовья кошек являются племенные животные с родословными клубов Че­хословакии, Польши, ГДР, Венгрии и некоторых других стран.

Самая популярная у нас порода, пожалуй, персидская. В ней выделяются два типа кошек. Это, во-первых, «клас­сический» тип: животные крупные, с хорошо развитыми щеками, несколько длинноватым носом, причем переход от лба к носу — «стоп» — выражен нечетко. Во-вторых, так называемый «современный» тип кошки с сильным подбо­родком (допустим даже перекус до 2 мм), коротким носом, низко посаженными ушами. Кстати, второй популярен боль­ше, пожалуй, у судей, чем у публики. Есть еще и амери­канский вариант персов — т. н. «пекинесы» (назван по сходству с соответствующей собачьей породой). Их назы­вают еще «персами, доведенными до абсурда» за гипертро­фированные черты породы: перекус может достигать 5 мм, а мордочка совсем плоская.

Из Чехословакии (в основном) вывезены чистопородные производители наших ориентальных и сиамских кошек. Эти изящные животные — полная противоположность массив­ным, флегматичным персам.

Список породистых, чистокровных кошек у нас недлин­ный. Его практически завершают экзотичные рексы с кур­чавой, как каракуль, шерстью (описание всех перечислен­ных пород приведено выше, в извлечениях из стандартов FIFe).

А куда же податься многочисленным «беспаспортным» муркам и барсикам? Судейство некоторых международных федераций допускает класс новичков для определения со­ответствия данной кошки стандарту определенной породы. При оценке «отлично» такие фенотипичные кошки (фено­тип — сумма внешних признаков животного) записываются в Экспериментальную племенную книгу. Особенно это прак­тикуется у европейской короткошерстной, ангоры, балинезийской и некоторых других пород. Потомство, полученное от фенотипичных родителей, получает начальную родослов­ную — с одним коленом. Допускается скрещивание чисто­кровных и фенотипичных кошек; оно проводится по экс­периментальному плану. Потомство таких вязок выставля­ется в открытом классе наравне с чистокровными кошками.

Но не всем кошкам удается пройти «сито» выставочного отбора по классу новичков. Например, многие так называ­емые «сиамские кошки» дисквалифицируются: они часто бывают очень далеки от легкого и изящного сиама, соот­ветствующего стандарту, имеют круглую голову, густой подшерсток, изломы на хвосте…

Очень важен вопрос об отечественных породах кошек. Одна из главных задач наших клубов — обобщить черты русской аборигенной сибирской кошки, сформировать стандарт и добиться его признания. Примерное описание, на основе которого может быть создан стандарт, уже сущест­вует, ведется экспериментальная работа по разведению.

— Каким отделением выдан документ? — спросил кот, всматриваясь в страницу…

— Четыреста двенадцатым, — сам себе сказал кот, водя лапой по паспорту, который он держал кверху ногами, — ну да, конечно! Мне это отделение известно! Там кому попало выдают паспорта!

М. Булгаков

Можно думать, что кошек рядом с человеком из­давна было не меньше, чем собак. Однако ис­полняя свою особую роль, отличную от разно­образных собачьих служб, кошки очень долго считались существами «второго сорта». Если история неко­торых собачьих пород восходит к незапамятным временам, то кошка до конца XIX века оставалась «просто кошкой».

Первый «кошачий» клуб, поставивший целью выведение отдельных пород, возник, конечно же, в Англии. Это и неудивительно — доброе отношение к животным, их раз­новидностям и многообразию, наконец, уважение, даже поч­тение к породе как таковой и общая культура породного разведения — в традициях этой страны.

Первая в мире официальная выставка кошек была про­ведена в Лондоне. Состоялась она в 1871 г. Первые породные стандарты и родословные признаны в 1887 г. Покровитель­ствовали новому клубу даже особы королевской крови. И се­годня GCCF — Руководящий совет клубов любителей кошек Великобритании — один из наиболее авторитетных клубов в мире. Судейство GCCF признают почти все международ­ные федерации фелинологов. (Фелинология — от лат. Felis, родового названия кошки, — это наука о разведении и выведении породистых кошек).

У нас в стране большинство любителей кошек знает о существовании FIFe — Federation International Feline — Международной фелинологической федерации.

Это можно объяснить тем, что именно в FIFe состоят Польша, Венгрия, Чехословакия. Заметим, однако, что FIFe — организация довольно консервативная и не вполне доступная, даже скорее «закрытая». Дело в том, что от каждой страны членом её может стать только один клуб; кроме того, эта федерация признает судейство и родословные исключительно тех клубов, которые в нее входят. Некоторые породы и окрасы, разводимые в мире, FIFe вовсе не допу­скает.

Например, стандарт ангорской породы был принят Международной федерацией только в 1988 г., хотя в США и Великобритании он утвержден в конце 70-х годов, при­чем с различными окрасами. Клубы США строили селек­ционную работу, взяв за основу животных, вывезенных из зоопарка г.Анкара. Там существует еще небольшая популяция аборигенных ангорских кошек. Селекционеры из GCCF при выведении породы использовали прилитие крови котов ориентального типа.

Однако FIFe — отнюдь не единственная международная федерация знатоков кошек, тем более в Европе. Назовем несколько европейских (континентальных) интернациональ­ных объединений. Это так называемое Объединение неза­висимых клубов — COOV, а также MCCI, VVCA, VVCF, VFI и др.

В США существует несколько федераций, в том числе и международных — CFA, CFF, ACFA, TICA и т. д.

Страны Азии и Латинской Америки выбирают те из имеющихся уже фелинологических организаций, которые им больше подходят. Нередко бывает и так, что в одной и той же стране несколько клубов входят в различные меж­дународные формирования.

История российской кинологии насчитывает уже не один десяток лет; за это время до известной степени сложились отечественные принципы судейства, выставочной работы, племенного разведения, накопился опыт собаководства.

А вот любители кошек в нашей стране начали свою деятельность по породному разведению лишь в 85—86 годах. Начинали практически с нуля: несколько персидских кошек из Польши и Чехословакии, большое количество беспород­ных животных и энтузиазм — вот все, что у них было. Однако новая политическая атмосфера позволила обратить­ся к международному опыту, наладить связи с зарубежными клубами. Эти контакты были необходимы из-за отсутствия методической литературы, племенного материала, опыта организации выставок.

Многим памятна одна из первых выставок кошек в Москве, в КСК «Битца», организованная Обществом люби­телей животных «Фауна». Отсутствие опыта и неподготов­ленность привели к тому, что желающие посмотреть кошек проводили в очереди по 4—5 часов. Но что делать — первый блин комом.

А теперь расскажем об особенностях судейства кошек и организации выставок.

Кошки выставляются в клетках, в закрытом помещении. Значит, перед организаторами выставки с неизбежностью встает проблема очередей: ведь пространство ограничено, а публики, как правило, больше чем достаточно. Но ее ожи­дания в громадном большинстве случаев оправдываются — такие разные (и все — красивые!), ухоженные кошки, каждая в изящной клеточке — все это радует глаз и неспециалиста.

Многочисленные породы кошек делятся на большие груп­пы, каждую из которых оценивает свой судья (заметим, что судить кошек всех групп может только специалист очень высокой квалификации). Назовем их:

1    — Длинношерстные кошки (персидские кошки и колор-пойнты).

2    — Полудлинношерстные кошки (ангорские, балинезы, мейн-куны, бирманские и т. п.).

3    — Короткошерстные кошки (европейские, британские короткошерстные, русские голубые, рексы и др.)

4    — Ориентальные и сиамские кошки.

В каждой из этих групп кошки делятся по окрасу, полу возрасту, титулам. Например, черная кошка для белой — не конкурентка.

Разнообразие окрасов в породах поражает: скажем, у персидских кошек различные международные федерации признают от 70 до 83 вариантов; у «сиамской схемы» (к ней относятся сиамы, колор-пойнты, балинезы) — от 15 до 20 окрасов.

Кроме того, существуют возрастные и подобные классы внутри каждого окраса. Это класс котят (от 3 до 6 месяцев), молодых (от 6 до 10 месяцев), открытый класс (от 10 месяцев и старше), класс Чемпионов и т. д.

Кошкам в открытом классе может вместе с оценкой «первое отлично» присуждаться титул «САС» («Candidat au Championat») — кандидат в Чемпионы. Если кошка пол­учила три таких титула, это дает ей право на получение сертификата Чемпиона и перехода в соответствующий класс. Титул Чемпиона можно получить на выставках в своей стране. Следующий «по рангу» титул — «САС1В» («Candidat au Championat Internationale de Beaute») — Кандидат в Международные Чемпионы. Получение трех «САС1В» (при условии, если один из них присвоен зарубежным клубом) дает право на титул Международного Чемпиона.

В США {в системе CFA) судейство и присуждение ти­тулов происходит по-другому, отличаясь от европейских норм. Надо отметить, что уровень американских кошек настолько высок, что подчас недостижим и для крупных клубов Европы. И удаленность Америки, и строгость пле­менных правил по положению CFA создают серьезные пре­пятствия для налаживания контактов с американскими фе­линологами.

Существуют и специальные классы и титулы для каст­рированных животных, а также для домашних кошек без родословных. На выставках проводятся конкурсы: Бест-ин-Шоу (в породных группах) — Лучший на выставке — и Бест-оф-Бест — Лучший из Лучших. Присуждаются спе­циальные призы.

Разнообразие пород кошек велико. Есть среди них популярные и многочисленные, есть редкие, есть редчайшие. Из тех кошек, которых считают по-настоящему породистыми, чистокровными, у нас распространены в основном персидские, сиамские и ориен­тальные. Есть и несколько кошек редких пород и особей редких окрасов. Некоторые фелинологи не склонны при­знавать существование сибирской породы кошек на том основании, что стандарт её еще не создан, а племенное разведение не проводилось. Однако ясно, что порода эта находится на пути к формальному становлению и между­народному признанию. Окончательный успех зависит только от энтузиазма и серьезности ее любителей в нашей стране.

Сведения о внешнем облике кошачьих аристократов при­водим в соответствии со стандартами FIFe. Заметим, что в настоящее время стандарты эти пересматриваются, поэтому излишние детали и нумерацию стандартов мы сочли воз­можным опустить.

Нашу домашнюю кошку зоологи относят к роду Felis. Представим её ближайших родственников — тоже членов этого рода.

Самый крупный из них — хаус, или камышовый кот. Живет он и на юге нашей страны, обитает в зарослях тростника. Есть в нем что-то и от рыси, и от кошки: он длинноног, имеет даже небольшие кисточки на ушах. Хаус — сильная кошка, прекрасный охотник. Воды не боится, отлично плавает и может ловить рыбу на мелководье.

Барханная кошка по-латыни называется кошкой жем­чужной. Она невелика ростом, имеет однотонный песочный окрас. Её основная добыча — песчанки и тушканчики; местообитание, как указывает название, — песчаные бар­ханы. Это редкое у, нас животное.

О двух видах кошек, стоящих ближе всего к домашней, — лесном коте и степной, или крапчатой кошке — можно прочитать в разделе об истории кошачьего племени. Кстати заметим, что некоторые зоологи считают степную кошку не самостоятельным видом, а только подвидом лесной. Тогда получается, что предок домашней кошки принадлежит по своему зоологическому «статусу» к лесным кошкам — Felis silvestris. Большинство ученых все же склонно считать лес­ную и степную кошку разными видами, а домашнюю кош­ку — потомком последней. Это говорит о том, что все трое — очень близкие родственники.

Интересно, что объем мозга домашней кошки меньше, чем и у лесной, и у степной. К сожалению, это результат одомашнивания. То же самое происходит со всеми — со­баками, кроликами и прочими животными, которые попа­дают в сферу хозяйственных или иных интересов человека. Изменения объема мозга домашней кошки происходили мно­гие века, а то и тысячелетия назад. Исследования показали, что уже черепа кошек из древнего Новгорода не отличаются от современных.

Последние два вида мелких кошек, о которых мы упо­мянем, это обитающие в нашей стране манул и дальнево­сточный кот. Оба вида очень интересны и весьма свирепы — приручаются трудно.

Дальневосточный кот похож на лесного (кстати, он тоже житель лесов), но с более легкой головой; животное ведет крайне скрытый образ жизни.

Манул, хотя по размеру не больше обычной кошки, имеет облик строгий, даже грозный. Он приземист на ногах, пушист. Это житель сухих предгорий и невысоких гор Сред­ней Азии, Семиречья, Тувы. Его отличает неукротимый нрав, и даже жизнь в клетке не может погасить бешеную энергию этого кота. Он все видит, все слышит, ничего не пропустит мимо. А уж если рядом с клеткой или (о, счастье!) в клетке — воробьи… манул охотится, и как! Это надо видеть. Впрочем, посмотреть можно — в Московском зоо­парке.

Почтенные любители кошек! Помните: интерес к этому животному появляется не зря. Это и свойство вашей по­этической натуры, и, несомненно, заслуга самих кошек — таинственных даже в своей обыденности.

Ведь пока вы сидите в своей уютной квартире у теле­визора или за книгой и кошка свернулась клубком у вас на коленях, пока в многоэтажном доме напротив зажигаются окна, а под окнами скучает пыльная липа… где-то над просторами Серенгети и Нгоронгоро на вечерней заре раз­носится громоподобный рык львов. И где-то в диких местах Суматры выходит на охоту за обезьянами дымчатый лео­пард, а экзотическая суматранская кошка ищет съедобные плоды. В тропиках Южной Америки ягуарунди еще спит в своем дупле, а Туркмении крадется по песку к стае рябков каракал. И все это — кошки, родичи той, что дремлет у вас на коленях, чудесные создания, живущие еще пока на Земле. И дай им бог жить всегда, а нам — помнить о них, защищать и любить.

Июнь 13, 2012 · История кошек · 1 comment

А теперь расскажем вам о мелких диких кошках. Нам придется остановиться только на самых интересных из этих много­численных видов, иначе не хватит места перечислять всех.

Суматранская кошка. Название этого прелестного на вид животного говорит о его родине. Питается эта не­большая кошка в основном фруктами (!), когти у нее, как у гепарда, невтяжные, а огромные темные глаза и премилая морда суматранской кошки вызывают желание держать ее дома. Нельзя, к сожалению: очень уж это редкий вид — почти на грани исчезновения.

Кошка-рыболов. Из названия ее явствует, чем она питается и как проходит её жизнь. Да, постоянно рядом с водой, которую кошка не то что не боится, но очень любит.

Несмотря на малый рост, этот хищник отличается неукро­тимым нравом (в неволе не приручается), агрессивностью и большой силой. Брем приводит рассказ о том, как самец такой кошки напал в неволе на молодую самку леопарда и убил ее, хотя та была почти вдвое крупнее.

Маленькой копией дымчатого леопарда является мра­морная кошка. Подобно своему двойнику, леопарду, она великолепно лазает и прыгает. И обитает мраморная кошка там же. В неволе ведет себя вполне спокойно, может при­ручаться.

Изысканный и красивый облик имеют золотые кошки. Один из двух видов этого рода живет в Африке, другой — на юге Азии. Это таинственные и мало изученные животные.

В Южной и центральной Азии живут еще несколько видов мелких кошек. Второй центр их распространения — Южная Америка. Там обитают семь видов, самым крупным из которых является оцелот. По размерам, силе и хищности это скорее средняя кошка, чем мелкая. Нападает оцелот на мелких оленей и овец; животное прекрасно лазает и плавает, способно хорошо и долго ходить. Оцелот отличается ловкостью — может даже ловить птиц на деревьях. Как и подавляющее большинство кошек, днем в основном спит в своем укрытии, а вечером выходит на охоту. Близка к оцелоту и т. н. тигровая кошка.

Если оцелот и тигровая кошка — как бы маленькие копии ягуара, то южноамериканская кошка с экзотическим названием ягуарунди — это, несмотря на имя, скорее умень­шенная пума. Ягуарунди чрезвычайно напоминает пуму однотонным серо-песочным окрасом и длинным хвостом. Это великолепная кошка: она не только необыкновенно (даже среди кошек) красива, но еще и обладает прекрасным характером: нуждается в обществе себе подобных (Брем упоминает о том, что встречал в одном месте сразу шесть взрослых ягуарунди), игрива, легко приручается. Ягуарунди дружно живут парами в клетках.

Кошки распространены по всему миру; нет их только в Австралии и, конечно, в Антарктиде.

Самые крупные и сильные кошачьи принадлежат к роду пантера (Pantera). Это известные всем тигр, лев, ягуар, леопард (вернемся еще раз к стихотворению Баль­монта) .

Издавна эти грозные животные внушали человеку бла­гоговейный страх и уважение, граничащее с почтением. Царем зверей и сейчас называют льва многие народы. Вла­дыкой джунглей считали тигра жители юго-восточной Азии. «Хозяин леса» — имя ягуара у индейцев Южной Америки. Да и меньшая из пантер, леопард, — не менее «яркий» зверь: его страшная сила, ловкость, дерзкая отвага породили целую череду полу легендарных рассказов среди охотников и натуралистов прошлого.

Гораздо меньше легенд связано с пумой, крупной кошкой Северной и Южной Америки, и снежным барсом, или ир­бисом. И совсем мало мы знаем о дымчатом леопарде. А ведь это тоже необыкновенно красивые и интересные звери.

Пуму за однотонную желтовато-серую окраску называют горным львом. Она прекрасно лазает, прыгает, бесшумно скользит по скалам. Это умелый охотник на оленей и других животных, а вместе с тем — веселое и игривое создание. Пума никогда не нападает на человека (раненые звери, естественно, исключение), боится преследующих ее собак, скрываясь от них на деревьях.

Нет и зарегистрированных случаев нападения снежного барса ни на людей, ни на домашних животных. Ирбисы приспособились к жизни в высокогорье и охоте на горных козлов и баранов. Нет более ловкого охотника среди скал, нет и лучшего прыгуна среди кошек. Снежный барс, как и большинство кошек, — типичный засадник. Затаившись у тропы в скалах, он выскакивает в нужный момент ог­ромным прыжком… Еще прыжок, и если в результате не­удача, приходится начинать все сначала.

Дымчатого леопарда считают близко родственным ир­бису, хотя принадлежат они к разным родам. Этого ле­опарда можно смело назвать древесным. Его родина — влажные тропические леса Индокитая и Индонезии. Сти­хия этой красивейшей кошки с великолепным узором на шкуре — лазанье, и тут она не уступит ни одной своей родственнице: охотится на таких подвижных и ловких существ, как обезьяны и птицы в кронах деревьев, хотя может напасть и на наземное животное, доступное по размерам и силе. Дымчатый леопард меньше кошек, опи­санных выше, хотя клыки у него очень длинные. Альфред Брем указывает на добродушие этих животных и способ­ность их к приручению. Описан случай, когда дымчатый леопард подружился в пути на корабле с маленькой со­бачонкой и обращался с ней на редкость аккуратно, ни­когда не причиняя боли. В Московском зоопарке, кстати, удалось добиться значительных успехов в размножении гепардов, снежных барсов и дальневосточных леопардов. И это несмотря на наши условия! А ведь не всякий зарубежный зоопарк может похвастаться потомством этих замечательных кошек.

Уже другого (среднего) масштаба хищник — рысь. И по размерам, и по строению тела она представляет собой промежуточную форму между крупными и мелкими кошачьими. Обыкновенная рысь распространена очень ши­роко по Палеарктике и северу Северной Америки. Рыжая рысь — американский вид, обитающий южнее обыкно­венной. Рыжая — послабее и поменьше, охотится на зай­цев, а с более крупной добычей (косули, олени), в отличие от обыкновенной рыси, справиться не может. Рысь легко отличается от прочих кошек своей длинноногостью и ки­сточками на ушах. Это зверь универсальный: и плавает хорошо, й лазает, и прыгает. В Рамитском заповеднике (Таджикистан) обыкновенная рысь охотилась на бухар­ского оленя (очень крупный зверь) даже успешнее, чем снежный барс, несмотря на свои скромные размеры. Уче­ный, наблюдавший эти охоты, считает, что это удается ей благодаря большому разнообразию приемов, которые она умело применяет; а вот снежный барс всегда поль­зуется только одним — пытается перегрызть у жертвы шейные позвонки. Но у бухарского оленя даже барсу это сделать трудно. Поведение рысей сложно и очень инте­ресно. Например, когда они «здороваются» при встрече, то «слегка стукаются лбами. Вот такое у них приветствие. Рыси могут быть приручены.

Очень близок к этой кошке каракал, которого иногда так и называют — пустынная рысь. Это житель теплых стран — Африки, Малой, Передней и Средней Азии. Каракал — одна из красивейших кошек. Как и рысь, он длинноног и строен, но легче и изящней. Прекрасна его «восточная» морда с раскосыми глазами и большущими черными кисточками на ушах. Этот зверь очень прыгуч и невероятно реактивен. Иначе и быть не может — ведь основную долю его питания составляют птицы. Охотится он, подкрадываясь к стае. Следует прыжок — вот уже кто-то пойман, кто-то сбит на землю. У индийских вель­мож принято было проводить даже специальное состяза­ние — «чей каракал лучше». Вот как это происходило.

На стаю сидящих на земле голубей выпускали каракала. Он крался, затем прыгал и сбивал несколько птиц. Побе­дителем становился тот, кому удавалось за один раз добыть больше. Хорошие охотники могли за одну атаку сбить… до двенадцати голубей! Не правда ли, любой мастер восточных единоборств может позавидовать такой быстроте и точности! Часто хорошие охотничьи каракалы ценились даже выше гепардов. Использовались они, как и гепарды, для охоты на антилоп, а также на лис и зайцев.

Мой зверь — не ЛЕВ, излюбленный толпою, —

Мне кажется, что он лишь крупный пес.

Нет, желтый ТИГР, с бесшумною стопою.

Во мне рождает больше сладких грез.

И, символ Вакха, быстрый, сладострастный,

Как бы из стали, меткий ЛЕОПАРД;

Он весь — как гений вымысла прекрасный,

Отец легенд, зверь — бог, колдун и бард.

Еще люблю я черную ПАНТЕРУ,

Когда она глядит перед собой

В какую-то внежизненную сферу,

Как страшный сфинкс в пустыне голубой.

Но если от азийских, африканских

Святых пустынь мечту я оторву,

Средь наших дней, и плоских, и мещанских,

Моей желанной — КОШКУ назову.

Она в себе, в изящной миньятюре.

Соединила этих трех зверей…

К. Бальмонт

«Мои звери»

Чтобы приблизиться к пониманию своего питомца — маленького домашнего сфинкса — нужно попытаться представить себе дикую его родню. Как вы увидите, семейство кошачьих (Felidae) весьма многочисленно. Однако несмотря на довольно зна­чительную разницу в размерах (амурский тигр может весить более 300 кг, а дикая бенгальская кошка — менее трех), все кошки очень похожи друг на друга (и ночью, как известно, все серы).

Особенное положение среди кошачьей родни занимает лишь гепард. Это вообще зверь во многих отношениях уникальный: он самый быстрый бегун среди зверей (раз­вивает скорость более 120 км/час); когти у него не пол­ностью втяжные, как у всех остальных кошек, а лишь слегка, и след его похож скорее не на круглый кошачий, а на волчий, вытянутый. Гепард — один из немногочис­ленных представителей независимого кошачьего племени, которых человеку с древних времен удавалось использовать на охоте. Охотничьи гепарды в странах Азии и Африки ценились очень высоко; охота с ними на антилоп была привилегией царствующих особ.

В семейство кошачьих, кроме гепарда, входят 34—37 видов диких кошек, принадлежащих к 18—19 родам (специалисты-систематики не пришли к единому мнению о количестве родов и видов семейства).

Кошки считаются «самыми хищными среди хищных» — зоологи полагают, что среди всего отряда хищных млеко­питающих именно семейство кошек наиболее приспособлено к образу жизни хищных и наиболее специализировано как хищники.

Отдельные породы кошек не обособлялись очень долго.

До сих пор не возникли ни карлики, ни гиганты. Не­сколько более мощным сложением отличаются персидские кошки и картойзеры (британские голубые). К более легким и мелким относятся сиамские, ориентальные, русские го­лубые кошки.

Среди пород домашних кошек нет животных с сильно вытянутыми мордочками. Укорочение лицевой части черепа является одним из основных породных признаков персид­ских кошек. Эта анатомическая особенность порождает у персов склонность к ринитам и сказывается даже на про­хождении слезного канала. У них довольно часто наблю­даются истечения из глаз и носа. Но нужно отметить, что признак одомашнивания — укороченная лицевая часть че­репа — у персидских кошек выражен не так явно, как у некоторых пород собак (бульдоги, боксеры, мопсы и т. д.).

У сиамских кошек часто встречается еще один из при­знаков одомашнивания, который одно время даже выдавался за породную особенность сиамов — деформация хвостового позвонка. В настоящее время кошки с узлом на конце или в середине хвоста не используются в племенной работе.  (Закрученный хвостик, встречающийся у собак некоторых пород, — это результат того же процесса, только зашедшего  несколько дальше. Это бульдоги, шарпеи и т. д.).

Одна порода домашних кошек разводится по племенному  признаку бесхвостости. Это кошки, происходящие с острова : Мэн; согласно стандарту FIFE эта порода называется манкс. В данном случае закрепленные стандартом породы признаки являются выражением патологических изменений.

Исследователи выявили у манксов изгибы и искривления в области сакральных и люмбальных позвонков, наблюдалось также сращение целых отделов позвоночника. Часто спинной мозг этих животных не имеет достаточной костной защиты, что приводит к тяжелым заболеваниям. Такие патологические изменения анатомии животных приводят к закрепленной стандартом скованной «кроличьей» походке, к частым ос­ложнениям при родах и гибели котят; многие кошки этой породы всю жизнь страдают от болей. Человек всегда стре­мился вывести необычные (и порой искаженные) формы животных, но это все же не должно вызывать их страданий.

Других значительных отклонений от нормального стро­ения скелетной системы у кошек никогда не встречается. Единственным стойким породным изменением внешнего ви­да являются висячие уши (например, у китайских кошек).

Что касается шерстного покрова домашних кошек, то здесь как раз многочисленны возможные отклонения от нормы по структуре, длине, окрасу и рисунку, которые закрепляются в результате целенаправленной племенной работы; эти признаки пород подробно описываются в стан­дартах.

На Руси кошка издавна почиталась как хранительница домашнего очага, символ уюта. Ее первую пускали в новый дом и там, где она ложилась, ставили кровать. А вот как сказал о кошке Бальмонт, для которого и Эдгар По, и Шарль Бодлер были почитаемыми учителями:

Она проходит в комнатах бесшумно,

Всегда свою преследуя мечту,

Влюбляется внезапно и безумно,

И любит ведьм, и любит темноту.

 

В ее зрачках — непознанная чара,

В них фосфор и круги небесных сфер.

Она пленила страшного Эдгара

Ей был пленен трагический Бодлер…

 

Наблюдения за поведением домашнего врага мышей вы­кристаллизовались в народных приметах: кошка моется, лижет лапу — к ведру (но также: когда моется лапкой к себе — быть гостям); лижется — к ненастью; морду хоро­нит — к морозу, непогоде; скребет пол — к ветру и метели; дерет стену — к непогоде; крепко спит — к теплу; лежит брюхом или рыльцем вверх — к теплу.

Сейчас домашняя кошка распространена повсюду. Пер­востепенное значение имеют ее охотничьи способности. По­стоянно возрастает количество кошек в городах, поскольку животное можно постоянно держать в доме, не выводя на улицу. Это особенно важно для людей с нормированным рабочим днем или сменной работой. Кроме того, домашняя кошка, которая постоянно живет в квартире и, соответст­венно, «мышей не ловит», совершенно безопасна в гигие­ническом отношении.